Внеучебная деятельность

Былое

Биография Разина Степана Тимофеевича

111Разин Степан Тимофеевич — (ок. 1630–1671) – предводитель Крестьянской войны 1670–1671, вождь крупного протестного движения крестьян, холопов, казаков и городских низов 17 в.

Родился ок. 1630 в станице Зимовейская на Дону (или в Черкасске) в семье зажиточного казака Тимофея Разина, вероятно, средний сын из трех (Иван, Степан, Фрол). Первый документ о нем – его просьба об отпуске для поездки в Соловецкий монастырь 1652.

Молчи, собака! (во время казни брату Фролу, который, видя мучения Степана, которые ожидали его самого, растерялся и закричал: «Я знаю слово и дело государево»!)

Разин Степан Тимофеевич

В 1658 был в числе черкасских казаков, направленных в Москву в Посольский приказ. В 1661 вместе с атаманом Ф.Буданом вел переговоры с калмыками о заключении мира и совместных действиях против татар. В 1662 стал атаманом, в 1662–1663 его казаки ходили против турок и крымчан, участвовали в битве при Молочных Водах на Крымском перешейке. Вернулся на Дон с богатыми трофеями и пленными.

В 1665 воевода и кн. Ю.А.Долгоруков повесил старшего брата Разина Ивана за самовольный уход с казаками на Дон во время русско-польской войны. Степан решил не только отомстить за брата, но и наказать бояр и знать. Собрав «ватагу» в 600 чел., отправился весной 1667 от Зимовейского городка под Царицыном вверх по Дону, по пути грабя казенные струги с товарами и дома богатых казаков. Предприятие именовалось «поход за зипунами» и было нарушением данного донскими казаками московским властям обещания «отстать от воровства». «Ватага» быстро выросла до 2 тыс. чел. на 30 стругах. Хитростью захватив Яик, Разин казнил 170 чел., видевших в его войске «воровское полчище» и пополнил «ватагу» сочувствующими из местного населения.

Заложив стан между реками Тишини и Иловни, реорганизовал «войско», придав ему черты регулярного, разделенного на сотни и десятки во главе с сотниками и десятниками. Всех, кто встречался его «ватаге» и не хотел идти с нею, распоряжался «жечь огнем и заколачивать до смерти». Несмотря на жестокость, остался в народной памяти щедрым, приветливым, оделявшим бедных и голодных. Его считали колдуном, верили в его силу и счастье, именовали «батюшкой».

В 1667–1669 Разин совершил персидский поход, разбив флот иранского шаха и обретя опыт «казацкой войны» (засады, налеты, обходные маневры). Казаки сжигали села и деревни дагестанских татар, убивали жителей, разоряли имущество. Взяв Баку, Дербент. Решет, Фарабат, Астрабат, Разин набрал пленных, среди них оказалась дочь Менеды-хана. Ее он сделал наложницей, затем расправился с ней, доказывая атаманскую удаль. Этот факт попал в текст народной песни о Стеньке Разине, но уже в то время повсюду расходились легенды о «заговорённом от пули и сабли» разорителе чужого добра, о его силе, ловкости и удаче.

В августе-сентябре 1669, вернувшись на Дон, построил себе «со товарищи» крепость на острове – городок Кагальник. На нем разинская «ватага» и он сам раздавала добытые военные трофеи, зовя в казачье войско, маня богатством и удалью. Попытка московского правительства наказать строптивцев, прекратив подвоз хлеба на Дон, лишь добавила Разину сторонников.

В мае 1670 года на «большем круге» атаман объявил, что намерен «итти з Дону на Волгу, а с Волги итти в Русь… чтоб… из Московского государства вывесть изменников бояр и думных людей и в городах воевод и приказных людей», дать свободу «чорным людем».

… я пришел бить только бояр, да богатых господ, а с бедными и с простыми готов, как брат, всем поделиться.

Разин Степан Тимофеевич

22Летом 1670 поход превратился в мощную крестьянскую войну. Слух об идущем с Разиным царевиче Алексее (на самом деле умершем) и патриархе Никоне превращал похода в событие, получившее благословение церкви и власти. Под Симбирском в октябре 1670 Степан Разин был ранен, ушел на Дон. Там его вместе с братом Фролом 9 апреля 1671 «домовитые казаки» во главе в Корнилой Яковлевым выдали властям. Привезенный в Москву, Степан был допрошен, пытан и четвертован 6 июня 1671.

Степан Разин — умный полководец

Предводитель казаков оказался изобретательным полководцем. Выдав себя за купцов, разинцы взяли персидский город Фарабат. В течение пяти дней они торговали награбленными ранее товарами, разведывая, где находятся дома богатейших горожан. А, разведав, ограбили богачей.

Но главная из «умных» побед Разина — в битве у Свиного озера, в Каспийском море недалеко от Баку. На пятидесяти кораблях к острову, где был разбит лагерь казаков, приплыли персы. Увидев противника, силы которого превосходили их собственные в несколько раз, разинцы бросились к стругам и, неумело управляя ими, попытались уплыть. Персидский флотоводец Мамед-хан принял хитрый маневр за побег и приказал сцепить персидские корабли между собой, чтобы, как в сети, поймать все войско Разина. Воспользовавшись этим, казаки принялись из всех орудий стрелять по флагманскому кораблю, взорвали его, а когда тот потянул на дно соседние и среди персов поднялась паника, принялись топить один за другим другие суда. В итоге от персидского флота осталось всего три корабля.

Переписка запорожских казаков с турецким султаном

pismo_zaporojcev_sultanu

"Предложение Мехмеда IV:

Я, султан и владыка Блистательной Порты, сын Ибрагима I, брат Солнца и Луны, внук и наместник Бога на земле, властелин царств Македонского, Вавилонского, Иерусалимского, Великого и Малого Египта, царь над царями, властитель над властелинами, несравненный рыцарь, никем не победимый воин, владетель древа жизни, неотступный хранитель гроба Иисуса Христа, попечитель самого Бога, надежда и утешитель мусульман, устрашитель и великий защитник христиан, повелеваю вам, запорожские казаки, сдаться мне добровольно и без всякого сопротивления и меня вашими нападениями не заставлять беспокоиться.

Султан турецкий Мехмед IV."

"Ответ Запорожцев Магомету IV

Запорожские казаки турецкому султану!

Ты, султан, чёрт турецкий, и проклятого чёрта брат и товарищ, самого Люцифера секретарь. Какой ты к чёрту рыцарь, когда голой жопой ежа не убьёшь. Чёрт высирает, а твое войско пожирает. Не будешь ты, сукин ты сын, сынов христианских под собой иметь, твоего войска мы не боимся, землёй и водой будем биться с тобой, распроёб твою мать.

Вавилонский ты повар, Македонский колесник, Иерусалимский пивовар, Александрийский козолуп, Большого и Малого Египта свинопас, Армянский ворюга, Татарский сагайдак, Каменецкий палач, всего света и подсвета дурак, самого аспида внук и нашего крюк. Свиная ты морда, кобылиная срака, мясницкая собака, некрещённый лоб, мать твою ёб.

Вот так тебе запорожцы ответили, плюгавому. Не будешь ты даже свиней у христиан пасти. Этим кончаем, поскольку числа не знаем и календаря не имеем, месяц в небе, год в книге, а день такой у нас, какой и у вас, за это поцелуй в жопу нас!

Подписали: Кошевой атаман Иван Сирко со всем лагерем Запорожским"

Архив Сечи Запорожской (pdf)

Кущёвская битва

Кущёвская атака или Кущёвская битва — оборонительный бой казачьих военных частей Рабоче-крестьянской Красной армии (РККА) ВС СССР против наступающих частей вооружённых сил нацистской Германии 2 августа 1942 года у станицы Кущёвской Краснодарского края в ходе Великой Отечественной войны.

Дезинформация в истории.

70030

Недавно был удивлен. Услышал от одного довольно грамотного человека суждение: «У нас что ни героизм, то бессмысленный. Все – с шашками на танки».

А дальше речь зашла о сражении под Кущевской, когда в августе 1942 года казачьи части остановили фашистское наступление на Кавказ, и в нескольких сабельных атаках изрубили более четырех тысяч гитлеровцев. О наших потерях информации нет, кроме того, что они были значительны. И делается из этого вывод, что некие бездарные командиры, бросили казаков в самоубийственную атаку. Причем атаку бессмысленную – она всего на три дня задержала наступление гитлеровцев. Стоило ли ради этого народ губить?

Сначала я, естественно, возмутился. Что за идиотские выводы? А потом подумал — а какие могут быть еще выводы из вышеизложенного набора информации. В чем человека винить? В том, что ему не рассказали, что было на самом деле? Винить в этом надо горе-пропагандистов, рассказывающих о доблести, и не говорящих о смысле. И решил я эту ошибку исправить.

Для начала – повторю общеизвестное. С 30 июля по 3 августа 1942 года бойцы 17-го кубанского казачьего кавалерийского корпуса вели бои на Ейском оборонительном рубеже (станицы Шкуринская, Канеловская, Старощербиновская, Кущевская) с превосходящими силами противника. Несколько раз казачьи полки в конном строю ходили в сабельные атаки, уничтожили от четырех до шести (цифры разнятся) тысяч гитлеровцев. Покрыли себя славой, но… потом все равно отступили.

Теперь – о ситуации на фронте. Гитлер рвался на юг – к нефти Кубани и Кавказа. В этом направлении наступали отборные фашистские части, несколько дивизий горных стрелков, усиленные полками СС, а на острие клина шли танки, разрывавшие советскую оборону в клочья. Равнинный ландшафт затруднял оборону – многокилометровые противотанковые рвы не могли перекрыть всю степь. Красная армия отступала. Причем отступала с такой скоростью, что возникла опасность попадания разбитых частей в «котлы». Кроме того – до нефтяных промыслов Краснодарского края оставалось около двухсот километров. И тут на пути гитлеровцев встали казаки.

О казаках. 17-ый кубанский казачий кавалерийский корпус формировался из добровольцев непризывных возрастов. И хотя в нем было немало семнадцатилетних мальчишек, основной массив составляли сорока — пятидесятилетние мужики, прошедшие до этого и германскую и гражданскую. Это не были сумасбродные самоубийцы, как можно предположить, глянув на известное полотно, на котором всадники с шашками летят на танки. Это были обстрелянные, знающие цену жизни и смерти, умеющие взвешивать риск бойцы, понимавшие, на что они идут. В большинстве своем они были куда более опытными и стойкими морально воинами, чем двадцатилетние мальчишки, чье отступление они прикрывали. И они отлично знали – за что идут в бой. В том числе – и за отступающих мальчишек.

О сабельных атаках. Они были, но не такими, как можно себе представить по фильмам. Тактика кавалеристов в Великую Отечественную заметно отличалась от тактики времен гражданской. Казаки в основном воевали пешими. По воспоминаниям очевидцев (а мне довелось побеседовать с несколькими участниками Кущевской атаки) – основным оружием казака в Отечественную была винтовка, а чуть позже — автомат. Удобный в рукопашной кинжал был всегда на поясе. А вот сабли чаще всего лежали в обозе. С собой прагматичные казаки брали их только в кавалерийские рейды по вражеским тылам — в остальное время проку от сабель не было. Кони же использовались больше как транспортное средство, но не как «боевая техника». По возможности верхом совершались переходы. На конной тяге передвигались пулеметы и пушки.

Не саблями, а с помощью пушек, противотанковых ружей и танков приданной корпусу танковой бригады Орловского училища была остановлена под Кущевской фашистская бронетехника. А уже потом, когда вражеские танки и самоходки горели, а пехота замешкалась – была сабельная атака. И в этих условиях она была даже менее самоубийственной, чем штыковая атака пехоты. Да – всадник более удобная мишень, чем пехотинец. Но это — для подготовленного стрелка в укрепленной позиции. А для только что наступавшего автоматчика пехотинец предпочтительней. Он и бежит дольше. И в рукопашной ты с ним – на равных. А всадник… Казак Константин Недорубов, за первую мировую ставший полным Георгиевским кавалером, под Кущевской зарубил семьдесят фашистов, за что получил звание Героя Советского Союза…

Я уже говорил о том, что кавалеристы были мужики опытные, обстрелянные, умеющие взвешивать риски. Конной лавой под Кущевской казаки атаковали не из лихого героизма, а потому что так было лучше. Атаковали из балки, из-за железнодорожной насыпи, с кукурузного поля, в котором до поры всадников было не видно, да по солнцу (чтобы неприятеля слепило). Именно благодаря этому достигалась внезапность атаки. Вы поставьте себя на место гитлеровского автоматчика. Минуту назад в поле никого не было, но вот тебя уже рубят. Да-да – именно рубят. Тебя учили приемам против ударов штыком или прикладом, но не сабли… Кстати – немаловажно: большинство сабельных атак (а тогда она была не только под Кущевской, но и под Шкуринской, и на других участках Ейского оборонительного рубежа) были контратаками.

То есть кавалерия не кидалась на пристрелянные пулеметы, а рубила лишенного укрытий пешего неприятеля. То есть осознанно, умело и успешно использовала те немногие преимущества, которые кавалеристы имели над пехотинцами в поле. Стоит понимать, что бесконечно это продолжаться не могло. Как бы грамотно казаки не планировали свои атаки, как бы лихо они не совершали обходы, все решили танки. К местам боев вышли очередные танковые подразделения немцев. Наша артиллерия была подавлена. Гитлеровцы продолжили наступление, а понесшие значительные потери (атак без потерь не бывает) казачьи дивизии отступили, задержав врага на три – четыре дня.

Стоила ли овчинка выделки? Во-первых корпус выполнил боевую задачу — обеспечил отход регулярных частей Красной Армии на туапсинском и моздокском направлениях. Отступившие войска переформировались, закрепились на новых оборонительных рубежах и не пустили врага туда, куда он стремился – к кавказской нефти. (Да-да, а вы думаете что только сейчас ради нефти бомбят? Чепуха — раньше было то же самое). Во-вторых, казаки дали время демонтировать оборудование нефтяных скважин Кубани и уничтожить сами скважины.

И тут пора рассказать еще одну историю. Летом 1942-го на Кубань был откомандирован Николай Байбаков (кому это имя незнакомо — погуглите) с личным напутствием Сталина: «Если вы оставите противнику хоть одну тонну нефти, мы вас расстреляем, но если вы уничтожите промыслы, а немец не придет, то… мы вас тоже расстреляем».

Байбаков организовал работу промыслов так, что они практически до последнего дня давали нефть фронту. Также был разработан способ, позволивший гарантированно уничтожить скважины – их просто заливали бетоном. Фашисты, пришедшие на Кубань, за полгода оккупации не сумели расконсервировать ни одной скважины и добыть хотя бы одну тонну нефти.

Нашим, правда, после изгнания немцев тоже пришлось бурить скважины по-новому, но они справились. И во многом справились именно потому, что было сохранено оборудование, при отступлении не уничтоженное, а демонтированное и вывезенное в тыл. Казаки, три дня подряд сдерживавшие натиск бронированных частей нацистской Германии, позволили это сделать. Это не случайность и не совпадение — сохранились документы, в которых подтверждается, что Буденный гарантировал Байбакову пять дней. Байбаков, кстати, в пять дней не верил (поэтому начал уничтожать скважины на свой страх и риск не дожидаясь распоряжения сверху), но просил продержаться хотя бы дня три. Именно для того, чтобы демонтировать и вывезти оборудование промыслов.

…Вот так, если копнуть чуть глубже, за подвигами и лихой самоотверженностью обнаруживаются экономика и расчет. Кого-то это может смутить. Я же, зная, что ни одна война не затевается без надежды на выгоду, не вижу в этом стыда. Ведь тогда лишение ожидаемой выгоды – победа. Казаки, не пустившие гитлеровцев к кубанской нефти, и давшие шанс не допустить их до нефтепромыслов Кавказа, посадили на скудный паек экономику рейха, вынужденного выбирать – поить имеющейся у него румынской нефтью танки Восточного фронта, или наращивать мощности оборонных заводов.

Так к чему мы пришли? К тому, что кавалерийские атаки не были ни бессмысленными, ни безрезультатными. Под Кущевской самоотверженность, отвага, удаль и ратное мастерство (звучит пафосно, но иначе не скажешь об этом) казаков послужили спасению отступавших мальчишек, поломали планы неприятеля, и лишили врага той экономической подпитки, в которой он отчаянно нуждался.

Поколения рассказчиков заболтали суть, оставив от истории только внешний блеск дерзкой сабельной атаки. Поколения слушателей извратили смысл, не понимая – зачем бросаться с шашками на танки. Герои – казаки, среди которых был и мой прадед, стали выглядеть какими-то несчастным недоумками, готовыми гибнуть по приказу идиотов.

Стыдно.

Пора бы разобраться в том, что происходило, и сказать спасибо мужчинам, умевшим останавливать танки, и идти в атаку ради спасения своих сыновей.

И еще — войну казачьи дивизии закончили в Праге. Это я к тому, что наши прадеды умели побеждать не только числом, но и умением.

Кущёвская атака стала последним в истории примером кавалерийского наступления лавой. В начале августа 1942 года казачьи дивизии смогли задержать наступление немцев на Кавказ. Под казачьими шашками фашисты дрогнули.

Последний рубеж

70223

К концу лета 1942 года ситуация на Южном фронте была почти критической. Немецкие войска, почти не встречая сопротивления, продвигались вглубь Кубани. Войска расформированного 28 июля Южного фронта перешли к Северо-Кавказскому фронту. Наступление на Кавказ, преследовавшее стратегические для немцев цели, шло полным ходом, но 30 июля немцы подошли к реке Ея. Здесь и развернулись исторические события, во многом определившие ход и итог войны.

Заняв оборону на берегу реки в районе станиц Кущевская, Шкуринекая, Канеловская, две донские и две кубанские дивизии преградили путь катившейся к Кавказу фашистской лавине. 17-й кавалерийский корпус генерала Н.Я.Кириченко в составе 12-й и 13-й Кубанских, 15-й и 116-й Донской казачьих дивизий задержал наступление немцев на три дня.

Шашки наголо

70124

Выжженная, плоская как стол кубанская степь представляла собой идеальный плацдарм для стремительно кавалерийской атаки лавой. Участник тех событий казак Ефим Иванович Мостовой вспоминал:

«Николай Яковлевич Кириченко прошлым днем объехал, обошел весь наш корпус. Он был тоже немногословный с нами, но речь короткую его я запомнил навсегда.

— Перед нами отборные вояки Гитлера. Горно-стрелковая дивизия «Эдельвейс» с приданными частями «СС». Красиво, гады, назвали себя, да только в их поганых, кровавых руках любой цветок умирает. Остановить их не могут. От безнаказанности обнаглели, своей кровью еще ни разу не умывались. Вот мы их и умоем. Кроме нас — некому. На фронте паника. Но а мы же казаки.»